Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: A A A A
Вернуться к обычному виду
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

К 70-й Годовщине полного снятия блокады Ленинграда


К 73-й Годовщине снятия блокады Ленинграда.

27 января 1944 года была снята блокада города Ленинграда (ныне Санкт-Петербурга). Невиданные трудности и страдания пришлось пережить Ленинграду, его жителям и защитникам в блокадную зиму 1941-1942 года. В осажденном городе осталось более 400 тыс. детей. Осажденный Ленинград оказался почти без запасов продовольствия. И среди тех детей была жительница нашего поселения Мижуева Венера Ивановна, которая сейчас проживает на территории нашего поселения. В семилетнем возрасте она вместе с семьей пережила блокаду и голод.

27 января глава администрации поселения Новофедоровское Г.П.Пензов, глава поселения Новофедоровское А.В.Чугаева, Совет ветеранов поселения Новофедоровское  поздравили В.И.Мижуеву с 73-й Годовщиной полного снятия блокады Ленинграда, вручили ей  подарки. 




К 70-й Годовщине снятия блокады Ленинграда.

Поздравление Вороновой Александры Александровны главой администрации поселения Новофедоровское Пензовым Г.П..JPG

27 января 2014 года в России отмечалась 70-я Годовщина полного снятия блокады Ленинграда. На территории поселения проживают жительницы блокадного Ленинграда Мижуева Венера Ивановна и Воронова Александра Александровна, участница восстановления Ленинграда, труженик тыла. Администрация и  Молодежный Совет поселения,  отмечая эту памятную дату,  преподнесли  им подарки.

поздравление Мижуевой Венеры Ивановны членами молодежного совета поселения.jpg

            Огромную цену заплатил наш народ за победу над фашистской Германией, а жители блокадного Ленинграда  - вдвойне. Постоянные бомбежки, страшный голод, страх за жизнь близких не сломили людей. Население осажденного города продолжало жить, воевать, производить в огромных количествах военную продукцию. Дни осады Ленинграда длились с 8 сентября 1941 г. по 27 января 1944 г., стали самыми незабываемыми и страшными воспоминаниями для тех, кто выжил. Поэтому очень важно передать и сохранить эту память о тех, кто не захотел покидать город и пал от голода.

Воронова Александра Александровна.JPG

            Вот, как вспоминала Воронова А.А. те годы:

         «Родилась я в Ленинградской области, в деревне, 100 км от Ленинграда. С согласия родителей я с первого класса  жила у своей тети, сестры отца, в Ленинграде,  в коммунальной квартире на улице Зодчего Росси, училась в средней школе на Фонтанке, занималась в кружках дворца пионеров, -  у меня было хорошее детство.  Когда началась блокада, мне было 15 лет.   Помню тревожный голос Левитана из всех громкоговорителей на улицах, помню, как сначала фашистские самолеты сбрасывали на крыши города зажигалки и листовки, призывающие ленинградцев сдаться. Мы, молодежь, ходили и собирали их. Потом начались бомбежки. Мы завешивали и заклеивали все окна, старались не выходить на улицу. Но однажды бомбежка застала меня на улице одну. И незнакомые мне люди  спрятали меня в бомбоубежище, сохранили мне жизнь.  Начался голод, есть было нечего. Пришли и болезни, многие умирали. Умерла моя подружка-ровесница, жившая в моем подъезде. Видела трупы на улицах, которые не успевали убирать. Потом умерла моя тетя, которой было всего 40 лет.

            Тогда я ушла на Васильевский остров,  где жила еще одна тетя, мамина сестра. Она родила во время блокады, я помогала ей ухаживать за ребенком. Был страшный голод, мы перебивались кое-как, ели суп-баланду. Мне приходилось уходить из дома в поисках хлеба. Так было на протяжении всей осады города.

            После прорыва блокады  в поисках хлеба я попала в Петергоф. Он был весь разрушен, мирных жителей не было. Собирали бригады для восстановления дороги в Ленинград, и я пошла работать в такую бригаду. Мы, молодые девушки, наравне с мужчинами работали, месили глину, бетон, восстанавливали дороги. Потом шли на восстановление  музейного комплекса Петродворца, убирали колючую проволоку, закапывали траншеи, выпиливали и лечили деревья. На моих глазах один паренек подорвался на мине. В деревнях, куда нас посылали за лошадьми, кругом были пепелища, колодцы, из которых нельзя было напиться, потому что в них были трупы. Много мне приходилось видеть смерти, слез, хоронить погибших. Все это нанесло мне отпечаток в душе на всю жизнь.

            Я теперь желаю всем, чтобы это никогда не повторилось, чтобы люди не видели того кошмара, который довелось увидеть и испытать мне».